Черноморский вестник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Черноморский вестник » История городов края » ИСТОРИЯ ДЕРЕВНИ МЕФОДИЕВКА.


ИСТОРИЯ ДЕРЕВНИ МЕФОДИЕВКА.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Книга С.С. Шило "История Мефодиевского поселка"

Предисловие.

   Наш город с каждым годом становится лучше и красивее. Уходят в прошлое старые облезлые и обезличенные фасады домов, серые унылые тротуары и разбитые дороги. На смену им приходят новые  современные многоэтажные новостройки, вымощенные красивой разноцветной плиткой тротуары и пешеходные дорожки, которые  создают новый облик нашего города.
  Работа кипит повсюду.  С удивлением для самого себя замечаешь, как быстро происходят перемены. Ещё вчера на этом месте  стояли небольшие одноэтажные домики, такие родные и привычные с детства, а сегодня их уже нет, и  за несколько месяцев вырастает к небу здание из стекла и бетона.
Но научились ли мы изучать и хранить свою историю, историю своей улицы, своего района, своего города?
Этот  вопрос острой занозой сидит в моем сознании и в  сердце, когда я вижу, как и сейчас наш город, несмотря на то, что он становится всё краше и современнее, теряет своё неповторимое историческое лицо.
    Спросите себя, много ли мы знаем о своей улице, об истории своего района, в котором прожили не одно десятилетие, а может быть и всю жизнь?
       А начиналось промышленное развитие города с заселения пустынной северо-западной стороны Цемесской бухты и основания здесь первого поселения - деревни Мефодиевки в 1869 году. В Зацемесской стороне с дореволюционных времен происходило сосредоточение самых крупных  предприятий. Благодаря промышленному росту,  начавшемуся в 1881 году с возведения американским гражданином Гербертом Тведлем  первого  завода,  а затем и  других предприятий, Новороссийск  к 1913 году стал крупным промышленным центром Северного Кавказа. Сюда на  северо-западную часть Цемесской бухты, отделенной от города обширным болотом, первыми пришли блага цивилизации: заводы, железная дорога, электрическое освещение, новые жилые кварталы. С началом работ по строительству железной дороги и порта к Новороссийску хлынула волна коммерческого и рабочего люда. Пришлый люд здесь находил работу, здесь он и селился. Потребность в жилье в Зацемесской стороне была настолько большой, что в угоду ей общество «Русский Стандарт», учрежденное для эксплуатации нефти, возводит на своей территории целый городок жилых домов, контор, амбаров.
  На казенной земле возле вокзала вырастает железнодорожная  «Нахаловка». Так возникло поселение, которое в будущем превратится в Мефодиевский посёлок. Было это очень давно.
     Сегодня Мефодиевка  входит в Восточный район города Новороссийска. Восточный район - это промышленная часть города, в которой расположены самые крупные и старейшие предприятия города-героя, города-труженика:   цементные заводы, судоремонтный завод, порт, локомотивное депо, вагоноремонтный завод, элеватор, нефтеналивные пирсы. Многим из этих предприятий  уже более ста лет, и они  не только существуют, но и развиваются, выходя на всё новые рубежи промышленного производства.
  Как и с чего всё  начиналось, кто был у истоков зарождения Восточного района города, будет интересно узнать каждому новороссийцу.

Отредактировано Sergey (Чт, 20 Янв 2011 22:17:41)

2

Глава 1.                     После Крымской войны.
                                   
Положение о заселении. Управление Черноморским округом. Первые поселенцы.

    Во  время Крымской войны Новороссийск был уничтожен.   Жители ушли, взорвав своими руками, немногие уцелевшие здания и постройки. 18 марта 1856 года в Париже был подписан мирный договор, завершивший Крымскую войну и  перечеркнувший два десятилетия упорного труда по освоению и закреплению за Россией Черноморского побережья. Черноморская береговая линия и  города  перестали существовать.
  Россию, проигравшую войну коалиции европейских государств, обязывали по договору не иметь крупных городов, арсеналов и военный флот на Черном море.
   И в этих условиях, при непрекращающейся Кавказской войне, всё нужно было  строить заново.   На развалинах города обосновался  со своим отрядом черкесский князь Сефер-бей. Геленджик  был занят сводным польско - венгерско-черкесским отрядом [1].
  Правительство Александра II решает восстановить влияние на Черноморском побережье Кавказа.   С помощью создания системы военных укреплений, проведения   дорог к каждому из них и заселения этого края казаками командование войск  надеялось решить поставленную перед ним задачу – освоение Закубанского края. Для этого создаются 9 отрядов. Из них главным по силе и значению был Адагумский отряд,  штаб отряда возглавлял полковник П.Д. Бабыч.
Успешные действия этого отряда в 1856 году позволили выбить горцев из Анапы и Новороссийска, а в 1857 году и из Геленджика.
В этом же году было положено основание Адагумской кордонной линии.  На следующий год, как и двадцать лет назад, в Цемесскую  бухту вошли корабли Черноморского флота. Высаженный на берег близ устья реки Цемес десант приступил к строительству Константиновского укрепления.
Это было последнее поселение  в целой системе военных укреплений, начавших строиться на передовой линии Кубанской области от Черного моря до Екатеринодара.
Укрепления строились под непосредственным руководством наказного атамана Черноморского казачьего войска Г.И. Филипсона, назначенного в 1858 году командующим войсками правого крыла Кавказской линии. 
8 сентября 1859 года П.Д. Бабыча, произведенного  в генерал-майоры, назначают командиром Адагумского отряда.  Единственным населением этих мест пока были солдаты строящихся укреплений, беспрерывно подвергающихся нападениям горцев.
    Умелое ведение военных действий и мудрая деятельность позволили Г.И. Филипсону заключить мирные договоры со многими черкесскими племенами.  В 1859 году  прекращают борьбу и выражают покорность абадзехи, в 1860 - натухайцы. Основные военные действия в районе Адагумской кардонной линии были закончены.
     В этом же году  29 февраля было утверждено образование Натухайского округа с центром в Константиновском (Новороссийск) укреплении, а 31 марта 1860 года ИМЕННЫМ ВЫСОЧАЙШИМ УКАЗОМ были упразднены города Анапа и Новороссийск.
    Вновь образованный округ состоял из укреплений  Нижне-Адагумского, Варениковского, Гостогаевского, форта Раевского, укреплений Анапа, Константиновского,  Неберджаевского, Крымского. От Крымского укрепления кордонная линия шла далее к укреплениям Лабинского округа.
   

http://rukub.org/gallery/images/wnwwnw.png

Карта-реконструкция военных укреплений Адагумской кордонной линии Натухайского округа по документам ГАКК, приказ № 332 по Кавказской армии. «Кавказ»» №66 от 23 августа 1862 г.

Для освоения и заселения Черноморского побережья правительство привлекает казаков.   Но  казаки не горели желанием селиться в этой  не хлеборобной местности, где не было привольных степей и богатых нив, а вместо чернозема кругом был лишь серый камень, да малярийные болота и плавни. Охотников находилось немного и  приходилось силой переселять  казаков Азовского и Кубанского казачьего войска. Это вызывало большое недовольство. Дело переселения чуть не зашло в тупик, и только личное присутствие императора Александра II , прибывшего в Кубанский край в сентябре 1861 года для улаживания «казачьего вопроса», повлияло на исход предприятия. Договорившись с казаками, император осмотрел  Адагумскую  кордонную линию и отплыл на пароходе «Тигр» вдоль восточного берега [2].
    А в следующем 1862 году 10 мая было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено «Положение о заселении предгорий западной части Кавказа казаками», в котором перечислялись даруемые переселенцам льготы.
Кроме денежных пособий, переселенцы, получали право приобретать землю в собственность, а после окончания службы - выходить из казачьего сословия и  продавать свою землю иногородним.
      25 июля 1862 года был издан приказ по Кавказской армии №332,  в котором говорилось, что  « В нынешнем году на передовых линиях Кубанской области водворено 25 станиц».
     И этим приказом станицам присваивались наименования  тех укреплений, возле которых они располагались. В районе Натухаевского округа водворено было 12 таких станиц: Варениковская, Гостогаевская, Раевская, Натухаевская, Анапская, Анапский поселок, Новороссийская, Благовещенская, Верхне-Баканская, Нижне-Баканская, Неберджаевская, Крымская [3].
  Эти  станицы строились рядом с укреплениями Адагумской кордонной линии для защиты их от нападения черкесов.  Строительство станиц и проведение дорог вменяли Адагумскому отряду. Гарнизоны укреплений были немногочисленны и состояли из двух рот солдат, да казаков численностью от пятидесяти до двух сотен.
В Новороссийскую станицу переселили 100 казачьих семей, в Раевскую 220 семей, в Верхне-Баканскую 150 семей.     К концу 1862 года в станице Новороссийской были построены 89 домов,  населения насчитывалось 511 душ обоего пола. В ноябре в станицы прибыли назначенные начальством священники - и жизнь пошла своим чередом.
   21 мая 1864 года закончилась Кавказская война, и заботой правительства стало обустройство завоеванного края путем скорейшего его заселения, открытия новых городов и поселений и введения гражданского управления в них. Теперь, после переселения горцев,  роль Константиновского укрепления была утрачена,  и 22 мая 1866 года приказом военного министра оно было упразднено. В новых условиях возрождения Черноморских городов терялся смысл развития  казачьей станицы Новороссийской, которая так же упразднялась, а жители  из казаков причислялись к  мещанскому сословию.

Отредактировано Sergey (Сб, 16 Окт 2010 10:58:17)

3

Положение о заселении .

     10 марта 1866 года  было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено  «Положение о заселении Черноморского округа и управления оным», в котором говорилось: « На северо-восточном берегу Чёрного моря учреждаются портовые города Анапа и Новороссийск». Этим же указом определялось и создание, в порядке общего гражданского управления, особого Черноморского округа с центром в Новороссийске. Новому округу утвердили штат управления.  Предписывалось также находиться в Новороссийске начальнику Черноморского округа, окружному прокурору и суду. Именно с этого года начинается официальное возрождение нашего города и освоение близлежащих земель.
Правительство хорошо понимало перспективы освоения Кубанского края и Черноморского побережья: строительство городов, открытие портов и развитие сельского хозяйства, торговли и промышленности. Прежде всего, для выполнения всех этих задач нужны были люди.
   Заселение  этих мест шло крайне медленно, поэтому освоение нового края не получало нужного развития.   Этот факт  вызывал большую озабоченность правительства, которое разрешило переселяться в Кубанский край  всем иностранцам христианских конфессий.
    Для скорейшего заселения прибрежной местности были задействованы многочисленные льготы и преимущества. Определялось также, кто имел право вступать в состояние обывателей вновь учрежденных городов и кто такого права не имел.
  Стать жителями городов и сельскими поселенцами Черноморского округа могли лица «всех сословий Империи, имеющие по общим постановлениям право причисляться к городским обществам и иностранцы христианских исповеданий каждый раз по разрешению Наместника Кавказского».
Указ перечислял и  тех, кому переселяться  в Черноморский округ воспрещалось, таковыми считались лица:
1. Исключенные общественными приговорами из среды своих обществ.
2. Изобличенные по суду в злонамеренном банкротстве.
3. Понесшие по суду приговорами наказания, уголовные и исправительные, соединенные с лишением всех прав состояния.
4. Все состоящие под следствием, судом и надзором полиции по политическим делам.
5. Все состоящие под уголовным следствием и  судом вообще.
6. Последователям сект скопцов* и бегунов**.
Далее оговаривалось, что  « хотя и могут приписываться к сим городам, но не иначе как с соблюдением установленных условий»:
7.  Лица, на коих числится казённая или общественная недоимка, пока не будет очищена или сложена.
8.  Рабочие фабрик, заводов и других промышленных заведений а также мастеровые, обязанные контрактами, впредь до окончания срока обязательства.
9. Государственные крестьяне, переселенные за счет сумм правительства.
10.  Состоящие на рекрутской очереди.
* Скопцы – секта христиан,  возникла в царской России в  хvIII века, насчитывала около 6000 членов, главным  образом, в Тамбовской, Курской ,Орловской губерниях.
**  Бегуны  -  одно из безпоповских направлений старообрядчества, возникло в 1772 году в Ярославской губернии. Члены сект преследовались государством , ссылались в Сибирь.

11.  Временно обязанные и удельные крестьяне, пока не получат надлежащего на переселение их согласия общества, а временно- обязанные крестьяне – согласия помещиков [4].
Так же четко «Положение» определяло переселенцев сельской местности, «в состоянии сельских обывателей Черноморских прибрежных поселений могут вступать»:
1. Получившие отставку и бессрочно отпускные чины, а также чернозаводские чины или рабочие с их семействами.
2. Лица всех сословий Империи, имеющие право вступать в число членов сельских обществ.
3. Иностранные христианских исповеданий поселенцы по особому каждый раз разрешению Наместника Кавказского [5].
Желающим приписаться к учреждаемым городам и сельским поселениям нужно было подать просьбу на имя начальника Черноморского Округа и представить увольнительные свидетельства о неимении законных препятствий к переселению. Начальнику Черноморского Округа рекомендовалось принимать все вообще заявления и просьбы на переселение даже без увольнительных свидетельств. 
      Всем переселенцам без различия сословий, к которым они прежде принадлежали, по прибытии на место бесплатно отводились места для устройства домов и других хозяйственных построек, а также лесные и строительные материалы, такие как камень, песок, известь, также безденежно  дозволялось добывать строительный материал по своему усмотрению.
Кроме этого переселенцы получали на первоначальное обзаведение и устройство жилищ в случае отпуска леса по 20 рублей,  без леса - по 35 рублей на каждое семейство [6].
Бесплатный отвод мест производился в течении шести лет со дня утверждения « положения» ,но оговаривались и другие условия, так, например: « одному и тому же лицу, или семейству, более одного места бесплатно не отводить; кто же пожелает иметь более мест, тот может получить таковые за установленную плату». Одна квадратная сажень земли продавалась желающим за 10 копеек. В те годы килограмм говядины или баранины стоил 15 копеек, килограмм пшеничной муки 8-10 копеек. Такую землю, купленную за деньги, называли посаженной.
   Отвод мест на  земле для частных построек разрешал начальник Черноморского Округа согласно подаваемым ему заявлениям. О каждом отводе давалось знать полиции и городскому архитектору который  делал отвод земли в городе, в сельской местности это делал староста.  Каждый, кто получил  землю бесплатно или с платою посаженных денег был обязан в течении 3-х лет построить на ней дом по утвержденному опять же начальником Черноморского округа фасадом. В противном случае незастроенные в трехгодичный срок места продавались с аукциона, а средства поступали в собственность казны. В сельской местности срок увеличивался до 10 лет. Правило это относилось как к даровой,  так и к покупной земле [7].
  «Положение о заселении» давало переселенцам широчайшие льготы. Переселенцы  освобождались от крепостных, канцелярских, гербовых пошлин, а также от употребления гербовой бумаги, как по судопроизводству, так и по делам и актам всякого рода. Разрешалось производить свободно без всякого платежа акциза рыбный промысел в водах Черного моря, а также на всём пространстве берега в пределах округа устраивать свои заведения, жиротопни и прочее. Торговым людям разрешалось производить торговлю и промыслы не только в Черноморском округе, но и в пределах всей Кубанской области. Сверх того - предоставлялась льгота на вывоз за границу всякого рода товаров, а также - выписывать товары к ввозу дозволенные. Разрешалось содержать склады для оптовой продажи и для всякого различного мелкого торга, устраивать  фабричные, заводские и ремесленные конторы.  Все вышеперечисленные действия  совершались по льготным свидетельствам без платежа пошлин. Поселенцы  освобождались не только от пошлин, платежей и податей, но и от натуральной рекрутской повинности в течение всего льготного времени. Льготное время вводилось со дня утверждения «Положения» и действовало в течение 15 лет, то есть до 1 января 1881 года.  Правительство сделало все от него зависящее для привлечения в эти края, колонистов.  Но, несмотря на правительственные льготы массового переселения не последовало.
  Взамен же переселенцы должны были жить и  выполнять возложенные государством задачи экономического преуспевания края, формируемые по   политическим, государственным, историческим и  экономическим соображениям. А также  обороны края, развития культуры, морского могущества, садоводства, виноделия, рыболовства, земледелия» [8].
Суровая действительность порою  резко отличалась от бумажных привилегий, в которых говорилось: « На этом же берегу пространство от морского берега до  вершин главного Кавказского хребта предназначается  для сельских гражданских поселений».  В жизни же    всё было совсем по-другому.
   Земли Черноморского побережья стали раздаваться как вознаграждение за доблестные военные подвиги участникам покорения Кавказа из лиц военного и гражданского ведомства.
   А с 1871 года земли на Кавказе  стали продаваться всем желающим. Крупные капиталисты Москвы и Петербурга  приобрели  50 000 десятин земли. Стали даже создаваться товарищества с целью приобретения на Кавказе земли, которым было отказано в этом на основании, что предполагалось отдать барону Таубе 600 000 десятин в долине Эльдар бесплатно – с обязательством образовать общество для ирригации долины [9].   
Подобным образом в военное ведомство было передано для раздачи по жалованиям 23000 десятин.
  В распоряжение закавказской лотереи с благотворительной целью выделено 2000 десятин. Пожаловано разным лицам 26 264 десятины и отведено также разным лицам на основании устава о горном и сельском хозяйстве  6 784 десятины.
   То же самое происходило и в окрестностях Новороссийска. Все земли, находящиеся на северо-восточной стороне Цемесской бухты, были переданы генералам. До сих пор  у одной из частей города сохранилось её старинное название – балка Адамовича. Когда-то  эта местность  была частной собственностью генерала от артиллерии  Леонида Ефремовича Адамовича жившего в Петербурге. На всех городских картах тех лет этот район так и обозначался - «земля генерала Адамовича».
Самые лучшие  и ровные земли, расположенные в долинах, были розданы задолго до окончания «льготного времени». Простым переселенцам-крестьянам доставались участки в сильно пересеченной местности, каменистые или заболоченные и мало пригодные к земледелию.  Заселение Черноморского побережья шло крайне медленно; нездоровая местность, в которой обычно размещали прибывших на поселение, несла им прежде всего большую болезненность и смертность. В новой и непривычной местности поселенцы были предоставлены самим себе.   В таких условиях об успешной колонизации и развитии края не могло быть и речи. 
   «В порядке общего гражданского управления учрежденные города и прибрежные поселения впредь до их устройства подчинялись  начальнику Кубанской области и причислялись к составу земель Закавказского края» [10]. 
10 марта 1866, года были утверждены  должности чиновников вновь образованного округа. Штат состоял из общего и частного управления,  четко оговаривались должности, жалование, столовые, квартирные, класс должности, а также разряды шитья на мундире и пенсии.
По общему управлению числились начальник Черноморского округа и его канцелярия. Она состояла из правителя, 2-х делопроизводителей, приходо-расходчика и бухгалтера в одном лице. К общему управлению относился и Черноморский окружной суд, состоящий из председателя, 2-х членов суда,  секретаря и 2-х делопроизводителей, и  прокурорский надзор, а также чиновник особых поручений, агроном, медик, ревизор, ветеринарный врач, инженер путей сообщения, архитектор и землемер. 
    По частному управлению числилась городская полиция городов Анапы и Новороссийска, состоявшая в каждом городе из полицмейстера и следственно-исполнительного пристава, а также секретаря и 2-х делопроизводителей.
Относилось к частному управлению и попечительство о Черноморских прибрежных поселениях. В каждом из учрежденных трёх попечительских  отделениях было по одному попечителю и письмоводителю.
Всего управление Черноморского округа состояло из 35 чиновников, на содержание которых в год тратилось из казны 46. 915 рублей. Так,  начальник Черноморского округа получал жалования 2000 рублей, да ещё по 1500 рублей столовых и квартирных. Председатель суда - 1500 рублей жалования и 1000 рублей квартирных и столовых, полицмейстер – 1000 рублей и 560 рублей квартирных и столовых.
Попечитель прибрежных поселений получал жалования 1500 рублей и 500 рублей столовых, а квартира предоставлялась натурою, окружной прокурор - 1000 рублей и 560 столовых и квартирных. В общем, чиновники управления получали очень хорошее содержание, и даже письмоводитель имел жалование 1040 рублей в год. В то время это были большие деньги, совершенно недоступные простому рабочему и крестьянину, которые получали в год от 60 до 120 рублей.  Исчисленные  по настоящему штату расходы производились за счет местных доходов Закавказского края [11].
  Первым начальником Черноморского округа был назначен генерал-майор Дмитрий Васильевич Пиленко, председателем окружного суда по распоряжению Наместника Кавказского стал коллежский советник Иван Яковлевич Голубов, членами суда - коллежский советник Држевица - Ковач и надворный советник Арциховский, секретарем - коллежский асессор Павел Васильевич Бобрицкий.
Первым полицмейстером города стал Вячеслав Павлович Шереховский, секретарем полиции – Иван Макеевич Осадчий. [12].Окружным агрономом в 1867 году был приглашен чех  Федор Иванович Гейдук. Попечителем Черноморских прибрежных поселений - Николай Егорович Никифораки.
   
*1 десятина =1.0925 га.

4

Первые переселенцы.               
   
   Переселенцы разными путями добирались   до Одессы и Ялты.  Не успев на  отошедший пароход, вынуждены были   отдыхать  по неделе,  дожидаясь прихода следующего.  Тот день, которого они с нетерпением ждали, наступал, и пароходный гудок возвещал им о начале пути по морю.   Рей0совый колёсный пароход «Эльборус», принадлежавший РОПиТ, отправлялся по Крымским и Кавказским портам с заходом в порт Новороссийск.         

     
              http://rukub.org/gallery/images/2aya.bmp
                                                                                 

                        Пароход РОПИТ «Эльборус»,  середина 60-х годов XIX века.

  Российское Общество Пароходства и Торговли в то время было крупнейшим пароходным предприятием,  которое открыло свою деятельность в городе в  60-х годах ХIХ века, [13]. Пароходами  этого общества осуществлялась регулярное почтовое и грузопассажирское сообщение на Ближний Восток и между Крымскими и Кавказскими берегами. Пароходы, следуя из Одессы, заходили в Ялту, Анапу, Новороссийск, Геленджик и далее по всему Черноморскому побережью. На них  в Новороссийск и другие населенные пункты  Черноморского побережья добирались многие переселенцы том числе и иностранные подданные.
На пароходы принимались лица  без учета  сословий, а также и грузы для доставки во все порты с установленной по таксе платой.
  Партии поселенцев старались весь путь от старого места проживания до прибытия на избранные для проживания новые места проделать в летнее время, когда нет еще осенних ветров, холодов и распутицы. Путь был не близок и обременялся тем, что люди ехали со всем своим семейством и немалым багажом,  который состоял  из корзин, коробок, сундуков и всевозможных узлов. На новом месте, где их ждала непаханая и нехоженая земля, каждая мелочь могла пригодиться в хозяйстве.
    Осуществлялась перевозка партий переселенцев и на военных кораблях - из   Ялты,  куда добирались на своих лошадях.
    Переход в несколько дней - и Кавказ вставал перед глазами людей во всей своей величавости. Красивая местность, доселе невиданное  море и высокие горные хребты будоражили взгляд и волновали душу. Но вот показывались очертания бухты, и кто -  ни будь из пассажиров, пристально вглядывающийся в незнакомые берега, нервно и громко кричал: «смотрите, город, город» - и взгляды всех обращались в ту сторону. Слева, по отлогому, заросшему кустарником берегу показывались несколько мазанок под камышовыми крышами, разбросанные как попало. Затем взору представлялась длинная бурая крыша какого-то строения,  из-за неё виднелась крохотная церковь с зеленым куполом. Выше, на взгорке, прямо из зарослей леса выступала и доминировала над всем  круглая белая  башня. Таким видели Новороссийск с моря первые переселенцы.
  Переселенцы по суше двигались из  центральной и западной частей России  и добирались до Кавказских берегов  долгие месяцы.  Бывало, что застигнутые весенней или осенней распутицей люди застревали где-нибудь  надолго, и  дорога к морю растягивалась  на целый год.   Транспортом служили  лошади, коровы, быки, которые тащили телеги, брички и шарабаны с пожитками и домашним скарбом. У кого же не было и этого, шли пешком. Поэтому путь по суше был труден и долог. Так, например, чтобы добраться из Новороссийска в Курскую губернию, герою рассказа Г. Успенского «Люди всякого звания» мещанину Ивану Васильевичу Данкову, неоднократно проделывавшему этот путь туда и обратно пешком, требовалось 3 месяца в одну сторону. И это налегке, без всяких вещей, как говорили встарь, в одной рубахе и штанах, на босу ногу. Выходил он из Новороссийска в сентябре, а приходил в свою родную Курскую губернию в ноябре  1880 года [14].
Не каждый крестьянин отваживался бросить насиженные, родные места и ехать на «край» света. Но все-таки смельчаки находились, и скрипучие телеги и пешеходы в поисках лучшей доли отправлялись в долгий и порой небезопасный путь. Ехали отовсюду: из Архангельской, Астраханской, Воронежской, области войска Донского, Екатеринославской, Киевской, Курской, Орловской, Полтавской, Рязанской, Таврической, Тамбовской, Харьковской, Черниговской, Привисленской губерний.
Добирались переселенцы и из иностранных государств, больше всего из Турции, Греции и Австро- Венгрии [15].
  Чехи из Австрии переселялись на Кавказ на вполне законной основе – по договору между Россией и Австрией, заключенному в 50-х годах XIX века. Целью их миграции  было не только заселение этой области, но и её охрана от турецких захватчиков [16].
Уставшим в долгой дороге по суше и прибывшим по морю  переселенцам еще не раз придется встретиться со многими из вышеперечисленных  чиновников, решая свои хозяйственные и насущные проблемы.
                                                                               
http://rukub.org/gallery/images/plp.png

Фотографии с паспортов чешских  переселенцев Франца и Розы Студиград.

Как только нога переселенца касалась земли, сразу же нужно было оформлять множество бумаг,   так что без  чиновника и шагу ступить было нельзя. Разрешение на поселение выдавал начальник Черноморского округа, на отведение земли он же. Без полиции и архитектора также ни шагу. Пристав и архитектор выполняли предписания об отводе земельных участков,   и следили за сроками постройки домов. Немалая  роль отводилась попечительству над поселениями.
                                                                                                                                                                                                     Попечитель Черноморских прибрежных поселений  не только  обязан был знать все нужды и дела вверенных ему поселений, но и являлся, прежде всего, организатором  самоуправленческих и властных структур на местах. Выбранные попечителем в деревнях и поселках старосты были его первыми помощниками в налаживании жизни, быта и промыслов поселян. Важнейшей задачей попечителя было развитие поселений и всемерное привлечение переселенцев в Закавказский край.
На своих лошадях, запряженных в повозки и телеги,  нагруженные домашним скарбом, переселенцы из Чехии добирались в Кубанскую область за три - четыре  месяца [17].
Прибыв в Кубанскую область, иностранные подданные направлялись во Владикавказ,  где находилось управление Закавказского округа по переселению. Здесь прибывшие на поселение иностранцы проходили процедуру оформления документов.                                                       
    Для этого нужно было подать прошение на имя наместника Кавказского графа Воронцова, затем, после  проверки всех документов и фотографирования, оформлялись новые паспорта и выдавались виды на жительство. В том числе, назначалось  конкретное место проживания, к которому и должны были следовать поселенцы. 
  Одной чешской партии переселенцев  было назначено следовать в окрестности станицы Крымской. Но когда чехи приехали, казаки взбунтовались и воспротивились водворению  на их земли  переселенцев. Чтобы не волновать коренное население чехов,  отправили под Анапу [18].

Отредактировано Sergey (Сб, 16 Окт 2010 15:20:34)

5

Глава 2.          Мефодиевка и Кирилловка.

Основание Кирилловки и Мефодиевки. Именем святых. Попечительство. Деревенский быт. Жители деревни. Отдых и праздники. Деревенское кладбище.

                                        Основание.

Весной  1869 года из Одессы в Новороссийск на пароходе прибыло 360 семей чешских переселенцев [1]. Это были  крестьяне из Австро-Венгрии.  Из них 60 семей, составивших примерно  270  человек, основали пригородные деревни Кирилловку и Мефодиевку. 
Люди прибывали  с таким  расчетом, чтобы за осень и зиму уладить все формальности, связанные с переселением - разрешение на жительство,  получение  надела земли и обустройство на новом месте - с тем, чтобы следующей весной им ничто не мешало приступить к обработке земли, начать весеннюю посевную.
В то время город Новороссийск, расположенный на западном берегу  Цемесской бухты, имел: 90 домов, почтовую  станцию, постоялый двор, 2 трактира, 8 питейных домов и  1 харчевню. Это  и был весь город.  Постоянных жителей числилось 488 человека [2].
Прибытие чешских поселенцев, составляющих почти что половину города, внесло небывалое оживление в городскую жизнь. Заработала канцелярия начальника  Черноморского округа, выдавая разрешения на поселения, прибавилось хлопот у архитектора, землемера и полицейского пристава. Нужно было  регистрировать и размещать людей. Наконец начальником Черноморского округа было решено отдать переселенцам  пригородные земли, находящиеся в шести верстах от города за рекой Цемес и Цемесским болотом. Земли эти, расположенные на северо-западе  Маркотхского хребта, представляли собой пологие склоны, переходящие в межгорные долины.   Местность  в большей своей части  была в зарослях леса и кустарника, но в отличие от каменистых склонов, давала большие надежды на то, что после раскорчевки и расчистки земля будет пригодна для обработки и станет плодородной.  На ровных участках было и самое удобное место для возведения домов. Здесь невдалеке от плавней  и ближе к городу изъявили желание поселиться чуть менее  ста человек.
    В первое время переселенцы жили на выделенных им участках прямо под открытым небом в наскоро сделанных из  камыша шалашах и вырытых землянках. Сложенные в полукруг камни служили  домашним очагом, на котором готовились незамысловатые кушанья. И каждый день начинался с работы.
А работы было очень много: заготовка строительного материала, расчистка и раскорчевка под усадьбу участка, а затем и строительство дома. Это требовало от поселенцев напряжения всех сил. Люди знали, что если они  не сделают хоть какие-то жилища, то останутся без угла и крыши над головой. А  надвигалась зима, еще неизведанная, и поэтому страшная.  Жители города рассказывали поселенцам  об ужасающей силе зимнего ветра, называемого в здешних местах Борой, о чудовищной  его мощи, с какой он играючи выбрасывает на берег  корабли, выворачивает с корнем столетние дубы и срывает с домов крыши.   
   Осенняя теплая и сухая погода как бы входила в трудное положение людей и благоволила им своим постоянством. Деньки стояли хорошие, ясные и  солнечные.  Однако люди, зная цену этим последним дням, этому последнему теплу щедрой кавказской природы, торопились. Поэтому к концу октября между плавнями реки Цемес и  отрогами Маркотхского хребта  среди необозримого лесного моря  появились первые признаки  цивилизованной жизни - крыши домов.
  Свои дома чехи строили из самана и камня - дикаря, крышу крыли камышом. Глину добывали в одной из межгорных балок,  расположенной недалеко от деревни, которую   до сих пор  называют  Саманной. Камень ломали на Гузовой горе. Камыш обильно рос в плавнях. До наших дней на Мефодиевке сохранились несколько таких домов.
Сохранилось описание деревни Мефодиевки и в творчестве чешского поэта, писателя и журналиста Святополка Чеха, посетившего Кавказ в 1874 году: « В глубине новороссийских лесов в долине Цемеса находилось село Мефодиевка, вдоль жердей и тынов тянулись баклажаны, вился плющ и лесной хмель. Низкие хаты, выстроившиеся  в ряд, построены людьми из дальних чешских земель» [3].

Один из домов деревни Мефодиевка, построенный чешскими поселенцами и сохранившийся до наших дней . Современное фото 2008 год ,ул.  Мефодиевская №99.

Дома, сложенные из камня - «дикаря», имели толстые стены, они защищали поселенцев от ураганной Боры и непогоды в холодное время года.
Со временем первоначальные постройки не раз перестраивались, переделывались, стены штукатурились, оформлялись наличники окон и пилястры углов фасадной части дома. Камышовые, а затем красные черепичные крыши менялись на  серые шиферные. Все эти переделки привели к утрате первозданного вида. Сохранившиеся до наших дней дома  теперь выглядят  совсем не так, как в ХIХ  веке.

Мефодиевка, современный вид  чешского дома. Улица Мефодиевская №48.   Фото 2008 г.
   
В Саманной балке люди копали глину, месили её с соломой и формовали блоки, сушили их  на солнце до полной готовности. Камень особой прочности «дикарь» добывался на Гузовой горе и на телегах перевозился к месту постройки.  Как переселенцы, чехи получали денежные субсидии на строительный материал, что было большим подспорьем. Разрешалось им  добывать   строительный материал и самостоятельно.   
За перевалом и прямо на участках поселенцев рос лес, а с южной стороны расстилались обширные плавни, густо заросшие высоким камышом. День-деньской мужчины валили деревья, рубили ветки и  сучья,  складировали бревна в штабеля, подготавливая их для строительства. Женщины и дети трудились в плавнях, срезая и скручивая в снопы  камыш – основной по тем временам кровельный материал.
Возможность увидеть, как выглядели жители деревни Мефодиевка, даст старинная фотографическая карточка, запечатлевшая поселенцев примерно в 1880-е годы.

Поселенцы деревни  Кирилловка. Фото 1880-х г. Справа стоит Франц Янович Студиград, сидит                       
   его жена Розалия Студиград ( в девичестве Немец).           

   Каждой семье выдавался большой земельный надел, и вскоре над проселочной дорогой  стали появляться первые дома,   сначала расположенные  друг от друга на большом расстоянии.
Дома строились особенные, длинные. Под одной крышей такого строения находились жилые помещения, кладовые, за кладовыми шли помещения для домашних животных, коров, лошадей, коз, через весь дом проходил длинный коридор, и обитатели такого дома    могли    попасть в любое из  них, не выходя на улицу, что было особенно важно в холодное и ветреное зимнее время.
К началу зимы  дома были построены, и с первыми холодами над деревенскими  крышами закрутил ветер  дымки, а в окнах по вечерам загорался свет лучины или сальной свечи.
    Днем камышовые крыши выделялись в лесной зелени и были похожи на стога сена, как будто бы кем-то разбросанные среди просеки то слева, то справа, образуя ломанную желтую линию. Первозданную тишину окрестных мест теперь стал нарушать яростный, а иногда ленивый собачий лай, крик петухов, блеянье коз и овец, мычание коров.
Сохранились  сведения о семьях самых первых  чешских поселенцах Мефодиевки, которые здесь обосновались. В лесу за ручьем  поселились сначала  2-ве семьи  братьев Годлачь,  Мингарт, Ворачек, Мазал, Калайда, Пяцо, Патек, Новотный, Дивиш,  Данек, и две семьи Пуншохашей, они и были  первыми поселянами Мефодиевки.
Затем прибыли:  Выстрчил, Петучек, Пенмешек, Вострий, Зеленка, Гоуфек, Сватань, Корбель, Соботка.  [4].  Среди первых поселян  был и Иосиф Иванович Шванцер, получивший в 1869 году участок земли по уделу казны, и его соседи по меже: Франц Осипович Елинек и Филимон Францевич Лишка [5].
    Все они были  крестьянами-хлебопашцами, которые видели смысл своей жизни и будущее своих детей в возделывании земли и в получении хороших урожаев. Наделение землей происходило на общинном праве, тоесть  землю давали в общественное пользование в размерах, не превышающих 30  десятин, считая одну удобную землю: пахотную, сенокосную и выгонную на каждый двор или  семью.  Поля  находились на ровной низменности  недалеко от деревни и примыкали к плавням, за которыми шла болотистая пойма реки Цемес. Весною 1870 года стальной рухадловский плуг подымет  и взрыхлит нетронутую веками землю. Для пропитания сеяли озимую и яровую рожь, пшеницу, овес, просо. Лен, конопля, горох, бобы, чечевица засевались для домашнего обихода [6] .
  К концу лета  1870 года поселение уже оформилось и  дома деревни Мефодиевка вытянулись по обочинам проселочной дороги. Через 4 года после основания деревни её население состояло из  47 мужчин и 44 женщин.
За домами в отдалении с одной стороны  было место, отведенное под  кладбище,  с другой - под огороды, пастбища и сенокосы. Так затеплилась жизнь одного из первых пригородных поселений,   которому в будущем было суждено  стать крупным районом  города.
     Основанная деревня располагалась у северо-западного склона Маркотхского хребта  и из окрестных деревень была ближе всех расположена к городу, находясь от него всего в шести верстах.
Но не все чехи поселились в Мефодиевке, большая их часть ушла  подальше от плавней, где и  было основано более крупное поселение Кирилловка.
    Деревня Кирилловка расположилась в двух верстах от Мефодиевки и в восьми верстах от города. Она была крупнее не только  Мефодиевки,  но и  остальных   пригородных поселений и состояла из 40 семей.
Новообразованные поселения  причислили к новороссийскому участку Черноморского округа, а  волостным (районным) центром стала  деревня Кирилловка.

Отредактировано Sergey (Сб, 15 Янв 2011 23:17:34)

6

С.Шило                               
  Именем святых.
  Чехи глубоко  чтили веру и своих святых,  соблюдали древние традиции своего народа.   Поэтому здесь, вдалеке от Родины, основывая новые поселения, они в первую очередь отдавали дань своей вере, своей истории и культуре, давшей славянскому миру выдающихся людей, почитаемых как святых, - Кирилла и Мефодия. Именами этих  людей они и назвали свои поселения.
Кирилл (ок.827-869 г.) и Мефодий (ок. 815-885 г.)  известны как просветители славян, создатели славянской письменности, проповедники христианства.
  Происходили они из благочестивой славянской семьи, жившей в греческом городе Солуни. В семье было семь сыновей, старший Мефодий, а Кирилл – младший. В то время Солунь (ныне Салоники) входила в состав славянской (болгарской) территории и являлася культурным центром Македонии. Древняя Солунь была двуязычным городом, в котором кроме греческого языка звучал и славянский говор.
Кирилл (в миру Константин) был очень образованным для своего времени человеком. Еще до поездки в Моравию (до 863 г.) он составил славянскую азбуку и начал переводить Евангелие на славянский язык. Таким же был и Мефодий. Приняв монашество в одном из монастырей на горе Олимп, он в трудах проводил свою жизнь. После завершения своего обучения в Константинополе к нему в монастырь удалился и Кирилл.
Болгары первыми из славянских народов обратились к христианству. Кирилл и Мефодий своими проповедями способствовали укреплению христианства. Из Болгарии христианская вера распространилась в соседнюю  с ней Сербию. Тогда же  славянские племена объединились в Великоморавскую державу и приняли христианство.
После того, как были просвещены Болгария (860 г.) и Сербия, в Константинополь явились послы от моравского князя Ростислава с просьбой прислать учителей, которые могли бы объяснить христианскую веру на родном им языке. Император и патриарх обрадовались и, призвав братьев, предложили им идти к моравам.
   В течении трех лет святые братья жили в Моравии,  продолжая переводить церковные книги с греческого на славянский язык, обучать славян чтению, письму и ведению богослужения на  славянском языке. Но на пути распространения христианства ожидали братьев и тернии. Так, среди некоторых епископов Западной церкви сложилось убеждение,  что хвала Богу может воздаваться только на трёх священных языках: еврейском, греческом и латинском. Поэтому Кирилл и Мефодий, проповедовавшие христианство на старославянском,   были восприняты как еретики и вызваны в Рим. С большим трудом  Кириллу удалось убедить папу римского Андриана II в истинности своих с братом трудов, и тот утвердил богослужение на славянском языке. А братья были рукоположены в епископский сан. Теперь они надеялись найти поддержку в своей борьбе против немецкого духовенства, не желавшего сдавать свои позиции в Моравии и препятствовавшего распространению славянской письменности.
  Несмотря на полученный высокий церковный сан, деятельность Кирилла и Мефодия встретила сопротивление немецкого духовенства, выступавшего против славянского письма и  славянского богослужения. В таких условиях братья не могли даже сделать священниками своих учеников. Для этой цели в 867 году они выехали из Великой Моравии в Венецию, рассчитывая посвятить учеников в столице Византийской империи - Константинополе. Получив приглашение от римского папы, Кирилл и Мефодий  из Венеции направились в 868 году в Рим. Здесь папа Андриан II освятил славянские книги, ученики Кирилла и Мефодия стали священниками и дьяконами.  В Риме Кирилл тяжело заболел и 14 февраля 869 года умер.
   Перед смертью он сказал Мефодию: « Мы с тобой, как два вола; от тяжелой ноши один упал, другой должен продолжать путь».
Мефодий с учениками вернулся в Паннонию, а позже в Моравию и продолжал просветительскую  деятельность в славянских землях.
В конце 869 года Мефодий был поставлен Архиепископом Паннонии, практически Великой Моравии, которая вместе с этим приобрела церковную самостоятельность.
В 870 году Великая Моравия была оккупирована войсками Восточно-Франкского королевства, Мефодий был арестован и сослан в один из монастырей Швабии. Освобождению проповедника в 873 году послужило восстание населения Моравии и вмешательство папы Иоанна VIII.  Мефодию было запрещено совершать Литургию на славянском языке. Продолжая проповедовать христианство и посетив в 880 году Рим, Мефодий добился отмены этого запрета.
С деятельностью Мефодия связан перевод на славянский язык сборника церковных канонов, так называемого «Номоканона Иоанна Схоластика», а также создание древнейшего памятника славянского права –
« Закона судного людям».
До последних дней своей жизни Мефодий вел борьбу с немецким духовенством, защищая славянские веру и письменность. Последние годы жизни Мефодий провел в Велиграде - столице Моравии. Умер Мефодий 8 апреля 885 года. После смерти Мефодия его противникам удалось добиться запрещения славянской письменности в Моравии. Многие ученики были казнены, и вновь  из Рима последовал запрет на славянское богослужение. В такой обстановке уцелевшие ученики Кирилла и Мефодия вынуждены были перебраться в Болгарию и Хорватию. Только в Болгарии, а впоследствии в Сербии и Киевской Руси наследие проповедников нашло поддержку.
Кирилл и Мефодий почитаются как святые и сегодня. Память их отмечается 24 мая  в православии и 14 февраля в католицизме. Ранее в Католической церкви  день памяти Кирилла и Мефодия отмечался 5 июля.
Праздник в честь Кирилла и Мефодия  стал государственным праздником  в России, Болгарии, Чехии, Словакии и республике Македония. В Чехии и Словакии праздник отмечается 5  июля.  В России он носит имя День славянской культуры и письменности и проходит с 18 по 24 мая  [7].


Вы здесь » Черноморский вестник » История городов края » ИСТОРИЯ ДЕРЕВНИ МЕФОДИЕВКА.


бесплатные форумы