Черноморский вестник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Черноморский вестник » История городов края » НОВОРОССИЙСК В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ


НОВОРОССИЙСК В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

С.Шило.
Налеты немецкой авиации и МПВО Новороссийска в годы Великой Отечественной войны.   

Штаб МПВО г. Новороссийска был образован в довоенный период. Установить дату его возникновения не удалось из-за отсутствия документов в городском архиве. Предположительно они погибли в годы Великой Отечественной войны. Сохранилось лишь одно дело с записями налетов вражеской авиации на город. Оно  было начато в первый день войны 22 июня 1941года, последняя запись в нем была сделана  25 августа 1942 года [1].
Начальником штаба МПВО г. Новороссийска был мл лейтенант  Власенко, старший помощник начальника ОМПВ УНКВД по Краснодарскому краю.
По материалам дела первые немецкие самолёты, предположительно Ю-88, в количестве 3-х бомбардировщиков прошли над городом на север в 01. ч 20 м. 23 июня 1941 года, не проводя бомбометаний [2].  В июне сигналы воздушной тревоги раздавались еще пять раз, два раза 24 июня, дважды 26 июня и один раз 27 июня. Во всех случаях самолеты противника над городом не появлялись, проходя стороной.
В течении 2-х месяцев и 2 дней   немецкие самолёты  в небе над Новороссийском замечены не были.  Хотя бомбардировок города и порта не было, в июле в городе были созданы аварийно-восстановительные отряды местной противовоздушной обороны. Их организация проводилась на основе постановления Краснодарского крайкома ВКПб и крайисполкома, принятого  в  соответствии с постановлением ГКО от 9 июля 1941 года и  постановлением СНК РСФСР от   10 июля 1941 года. Поскольку задачей отрядов было восстановление поврежденные в военных действиях домов, школ, больниц, объектов коммунального хозяйства, то они организовывались  из работников  строительных организаций. Ответственность за организацию МПВО была возложена на Новороссийский горисполком. [3]
Проведённая в конце июля 1941 года проверка состояния МПВО в городах края, вскрыла многочисленные недостатки. Выяснилось, что население Новороссийска было обеспеченно противогазами только на 30%, работы по приспособлению подвалов под бомбоубежища  велись медленно. Только 58% населения Новороссийска, из  95 280 человек, могли разместиться в укрытиях [4].
Проверка выявила нарушения правил светомаскировки, а также массовые случаи недисциплинированности  населения, зажигание спичек и курение на улице. Работа по дальнейшей подготовке населения к противовоздушной обороне была взята под постоянный контроль краевым управлением МПВО. [5]
После продолжительного перерыва немецкая авиация вновь возобновила полеты над городом. 29 августа в 05. ч. 27. м. раздалась сирена воздушной тревоги. Со стороны моря появился 1 самолет Ю-88. Он был обстрелял с крейсеров и ушел обратным курсом.
На следующий день Новороссийск впервые  подвергся бомбардировке. 30 августа 1941 года, в 21. ч. 02. м. со стороны Верхне-Баканской, появилось три самолета Ю-88. Отбомбившись по корме и носу крейсера «Красный Крым», они  сделали еще четыре захода по городу и порту, в 21.31, 21.47, 21. 59, 22.17.    Всего было сброшено 5-7 фугасных авиационных бомб массой, ориентировочно, по 250 - 500 килограммов. Из них от  3 до 5 бомб было сброшено в бухту и 1-2 на берег. Зенитная артиллерия военно-морской базы и кораблей Черноморского флота вела интенсивный заградительный огонь, но ни одного самолёта не сбила. Пострадавших от налета не было, все сброшенные бомбы разорвались на безопасном расстоянии  [6]. В  тот же день в 23ч. 50м. на большой высоте были замечены три Ю-88, которые появились со стороны горы Колдун, и прошли над городом  к Гайдуку, не производя бомбометания и обстрела. 31 августа воздушная тревога раздалась в 4ч. 43.м. в небе появились 3 Ю-88. Они зашли со стороны моря на Гайдук, сбросив бомбы в бухте, на траверзе рыбозавода, бомбили ц/з «Октябрь», сбрасывали  на крейсера мины. Поражений людей и ценностей в этот налет так же не было.
В сентябре 1941 г. немецкие самолеты появлялись над городом 12 раз, в большинстве случаев это были одиночные самолеты, пролетавшие на большой высоте  и появлявшиеся с разных сторон.  За сентябрь месяц была только одна бомбардировка, начавшаяся 12 сентября в 01. ч. 46. м. Со стороны Анапы и Тоннельной появились 4 - 6  Ю - 88. Они бомбили Кирилловку, район МТС, сбросили 2 мины, от разрывов  на МТС выбило все окна и двери. В бухте на внешнем рейде сбросили еще  3-4 мины. Отмечено было десять взрывов, люди не пострадали [7] .
    15  сентября гитлеровцы ворвались в Крым.  В связи с этим 16 сентября Генеральным штабом Красной Армии начальникам штабов военных округов было дано приказание: Кавказское Черноморское побережье на 75-100 км в глубину держать в состоянии полного затемнения [8]. 
Усилились налеты и на Новороссийск. Служба воздушного наблюдения, оповещения и связи  МПВО  – ВНОС, зафиксировав появление вражеских самолетов, оповещала штаб МПВО города.
С 22 сентября по 22 октября (отчетность идёт от первого дня войны) по сводкам штаба МПВО города было 8 налетов. С 22 октября  по  31 октября произошло еще 9 налетов,  три  из них с бомбометанием.  Бомбили    28 и 31 октября. Причем 31 октября город бомбили дважды. На этот раз бомбардировке подвергся  район Кабардинки.  Во второй налет 31 октября произошедший  в 17 ч.36 м.  2 – Ю-88 появившиеся со стороны Сукко сбросили 1 ФАБ в районе ц\з «Пролетарий» и жилых домов и еще одну в море. По самолетам противника велся интенсивный заградительный огонь зениток. От сброшенной на цемзавод бомбы была разрушена линия высоковольтной передачи, при этом был убит током 1 мальчик 15 лет [9].
        С 31 октября 1941 года фашистская авиация стала интенсивно бомбить Новороссийск  днём.  Только  за один этот день сирена воздушной тревоги звучала в городе пять раз.
     В  ноябре было 28 налётов, в которых город атаковали 98 вражеских самолетов,  из них 52 самолета производили  бомбометание.
2 ноября налет начался в 9ч.25м. утра. Город подвергся атаке с воздуха в которой участвовали 30 Ю- 88. Они заходили на город восьмью эшелонами. Было сброшено « свыше 50 ФАБ весом 50 – 200 кг, и 3 мины, на внешнем рейде ориентировочно свыше 10 мин. 10 человек было убито, ранено 43, всего пострадавших было 53 человека. Было разрушено 3 жилых дома, гараж «Новорэса» с тремя машинами,  получил значительные повреждения цементный  пирс, 3-я элеваторная пристань, портальный кран. В нескольких местах разрушено и повреждено 75 метров ж\д путей, одна секция водопроводной линии. Частично повреждена контора - лаборатория ц/з «Пролетарий», контора «Новорэса», поликлиника.  Незначительные повреждения получили печи ц/з «Октябрь».  Получил частые повреждения телефонный кабель городских сетей». В 11 ч.39м.  прозвучал сигнал отбой воздушной тревоги, а в 11ч.53м. начался новый налет, в котором участвовали 5 вражеских самолетов. В этот налет « взрывом ФАБ была нарушена телефонная связь в Туапсинском направлении и с Гайдуком, оборван пролет трамвайного провода, разрушен на импортном пирсе товарный вагон с цементом. Нарушена связь на 2-х промобьектах. В районе взрывов во многих домах выбиты стекла и рамы. На «Новоросе» осколками пробиты баки с горючим и нанесен ущерб электростанции. В районе взрывов на объектах осталось  3 неразорвавшихся ФАБ.  Возникли пожары на нефтеперекачке, т/х «Кутюрье», крейсере «Ворошилов» которые были быстро ликвидированы. Подорвался на мине и затонул  тральщик № 56. Частично  повреждено рыболовецкое судно. Поврежден и сел на грунт  у цементного пирса п/х «Чапаев» [10].
     В этот налёт был повреждён крейсер «Ворошилов». Бомбы, попавшие в гараж «Новорэса» предназначались ему. Пострадал и танкер «Ваян Кутюрье» в машинное отделение, которого  попала фугасная бомба вызвавшая пожар.
Во всех случаях  ликвидацией разрушений и возгораний занимались команды МПВО. « Организация работы по пожаротушению - вполне удовлетворительная. По оказанию медицинской помощи – недостаточная на местах и вполне удовлетворительная в лечучреждениях. Боевое исполнение команд МПВО после полученного опыта налетов в основном улучшилось», - информировал  Новороссийский штаб НПВО свое краевое руководство [11]. Разрушительным бомбардировкам в ноябре 1941 года, город подвергался еще четыре раза – 5, 8,9, и 12 ноября.
5 ноября в налете на город участвовало 5 Ю-88 появившихся в небе в 5ч.20м. утра. Самолетами  было сброшено 8 мин, 3 в море и 5 на суше за чертой города.  Убит 1 человек , 2 ранено. В нескольких жилых домах в районе бухты выбиты частично стекла.
8 ноября в 15ч.28м. используя облачность, одиночный самолет Ю-88  сбросил 4 ФАБ на первую часть города по ул. Сталина и Грибоедова. Раненых 5 человек, разрушен один двухэтажный дом, уничтожено 50 метров линии электропередач и 8 столбов, до 20 домов лишились рам и дверей.
9 ноября в 12ч .00м. одиночный самолет Ю-88 начал бомбардировку города, при этом он сбросил 4 ФАБ с внешней стороны восточного мола. При разрыве бомб  грузовое судно «Тосна» получило до 50-ти мелких пробоин и повреждений. Раненых 1, легко раненых 4 человека. Разрушено 50 метров осветительной сети. В 18ч.15м. на ранее сброшенной мине подорвался т/х  рефрижератор «Десна» и при входе в бухту потерял плавучесть.
12 ноября  в 9ч.38м. над городом пролетел немецкий самолет, сбросивший 1 бомбу в бухту.  В 11ч.45м. с юго-востока на северо-запад над пунктами Мысхако - Неберджай  появились 3 немецких самолета. Зенитная артиллерия открыла интенсивный огонь но, несмотря на это немецким самолетам удалось сбросить 32ФАБ – 14 в воду вблизи портовых и военных объектов, 4-ре в воде и на берегу у основания западного мола, 14 на складе рыбозавода в районе холодильника. Убито 3 , тяжело ранено 5, легко ранено 3 человека. Осколками зенитных снарядов тяжело ранен 1 человек. Разрушено 2 хозстроения, электросеть и электросвязь потеряла  несколько пролетов, поврежден силовой мотор холодильника. Произошло возгорание 1 бочки битума и 2-х бочек жира. Зенитным огнем был сбит  1 бомбардировщик противника, который сгорел вместе с экипажем [12].
В декабре 1941 года воздушная тревога раздавалась 11 раз. Над городом пролетали различные самолеты противника на разной высоте. Среди них были и До-215 и Хе-111и 112, Ме, Ю-88,  и предположительно румынские 2Мк. Бомбардировок в декабре не было [13].
    В январе 1942 года  началось общее наступление войск девяти советских фронтов на всех стратегических направлениях. Фашистские самолеты стали летать  над Кубанью каждый день. Большинство полетов проводилось с разведывательной целью. Особенно  часто самолеты-разведчики появлялись на побережье Чёрного моря. Новороссийск – основная морская база, где происходила погрузка войск, боеприпасов, и продовольствия для Керчи и Севастополя сильно интересовала фашистское командование [14].
В январе в городе сигналы воздушной тревоги раздавались 25 раз, но только 2 раза была бомбардировка, 7 и 9 января.
7 января  небо было облачно. Это позволило  скрытно подлететь к городу трём бомбардировщикам Ю-88 со стороны моря. В 15ч. 09м. прозвучала воздушная тревога, а через минуту по самолетам открылся интенсивный зенитный огонь.  На город посыпались бомбы.  Самолеты заходили по одиночно одним заходом. Люди не только не успели укрыться, но и не успели осознать произошедшего, как две фугасные бомбы попали в очереди, стоявшие  у магазинов. Было убито 12,  тяжело ранено  3 и легко ранено 19 человек.  Разрушен жилой дом и торговое здание. В этот день пострадало  48 человек из  них 19 человек убитыми [15].
9 января ожесточенный налет повторился.  В 15ч.49м.   от Маркотха через железнодорожные амбары в направлении на Сукко появились 3 Ю-88.
Они начали бомбить железнодорожные объекты, амбары элеватора. Было сброшено 36 ФАБ. Из них 15 -500кг , 3- 250 кг, 12-50 кг, 6- 50 кг. Были разрушены амбары, автобусная остановка, поврежден забор элеватора. Пострадало 7 человек , 1  был тяжело ранен и шесть легко ранены. Больше бомбардировок в январе не было[16].
     Учитывая, что весь край находится в прифронтовой полосе (край находился в прифронтовой полосе с июня 1941 года, было специальное постановление правительства об этом), 19 января Крайком  ВКП(б) утвердил планы мероприятий МПВО по Краснодарскому краю на 1942 год.  Несмотря на это, к концу зимы обострились проблемы МПВО в городах края. Так  многие укрытия в общественных местах -  щели, траншеи, пришли в негодность, и  в случае налета населению негде было укрыться  [17].
В феврале тревога подавалась 15 раз и только 1 раз самолеты противника бомбили город. Произошло это 15 февраля в 12ч. 53 м. 3 Ю-88 последовательно, начали бомбардировку. Сначала на бомбометание зашли 2 самолета, затем 1 самолет. Было сброшено 24 бомбы, 4-ре попали в воду, остальные на сушу,17-50 кг., 1-100кг,1-250кг, 1-500кг. Осколками от бомб было убито 6 человек (1 женщина и пять детей),  1 человек получил ранение  средней тяжести и 13 человек легко ранены. Разрушено 2 дома до 10 незначительно,  75 метров электроосвещения и 12 метров водопровода были выведены из строя, 10 воронок разрушили тротуар.  Две невзорвавшиеся фугасные бомбы были подорваны в 19 вечера[18].
В марте воздушная тревога подавалась 49 раз,   в основном это были разведывательные полеты немецкой авиации. Из них пять  раз 7, 17,18,20, и 27 марта город подвергался бомбежке.
7 марта 5-6   неопознанных самолетов в  20 ч.22м появились над Мысхако и пройдя по одиночно по юго - западной окраине города на высоте 1000- 1500 метров удалились в сторону вокзала. На город было сброшено до 1000-   зажигательных бомб, 7 ФАБ - 250 кг, 1 осветительная. От зажигалок возникли пожары, сгорело 8 домов, разрушено 140 метров ж/д пути, 300м электросвязи и 700 м электроосвещения, 3 дома получили мелкие повреждения.
17 марта 1 Ю-88 в 8ч.05м. утра появился из за Маркотха и сбросив 4-ре ФАБ  одна из которых была направлена на «Димитров» получивший частичные повреждения, а 3 упали в воду удалился в сторону Абрау Дюрсо.
18 марта налет произошел  в 8ч.20.м. самолеты в количестве 4-х Ю-88 зашли на город звездным залетом с бомбометанием и пикированием с высоты 1000- 2000 метров. Сброшены 14 ФАБ , 5 - 1000-500 кг, 6- 250 кг, 2 -50 кг . 1 – не сработала. Разрушения от взрывов получила школа и ж/д дворец культуры.
20 марта бомбы рвались на улице Кутузовской  и в парке «А».  Были разрушены дома.
27 марта город бомбили 6 Ю-88, они сбросили 19 ФАБ , 1 -50 кг на галерею элеватора, 4-ре 250 кг на территории клуба Маркова, 14- на восточном районе порта. Разрушено 100-200м электросвязи. Повреждены пароходы  «Аллион»,  затонул  у/п №86, поврежден склад, убито 10, ранено 17 человек.
     В этот раз налету противодействовала наша истребительная авиация , 2 Ю-88 были сбиты[19].
С конца марта 1942 года налеты авиации противника на Новороссийск  участились.  Новороссийский пункт ПВО подчинялся командованию Черноморского флота, а рота ВНОС обслуживающая Новороссийск командиру батальона со штабом в Краснодаре. В Новороссийске были части Краснодарского района ПВО и ПВО ЧФ, а так же средства ПВО кораблей, стоявших в порту.  Между этими службами не было быстрого  и четкого взаимодействия. Поэтому самолеты противника иногда  неожиданно появлялись над городом, бомбя порт, цементные заводы, элеватор, холодильник, железную дорогу.
В апреле налеты вражеской авиации увеличились, только за этот месяц их было 82, из них 12 налетов сопровождались бомбардировками, иногда от 2-х до 4-х раз в день. А за четыре месяца 1942 года  их было 145. В них участвовало 336 самолетов, которые сбросили на город 661 фугасную бомбу и 7 тысяч зажигательных. Налеты с ожесточенными бомбардировками были – 9, 10, 18, 19(три захода), 20 (четыре захода), 23(два захода), 24(четыре захода), 25, 26, 28 (три захода), 29 и 30 апреля [20]. 
        В ночь на 24 апреля от зажигательной бомбы сгорело здание Новороссийского городского театра.
В системе МПВО уже были  хронические недостатки,  не хватало штата, полевые средства защиты, щели, укрытия,  приходили в негодность и не ремонтировались, строительство командных пунктов затягивалось. На некоторых предприятиях и домовладениях прекратились круглосуточные дежурства, нарушались правила светомаскировки.
6 апреля Крайком ВКП(б)  вновь принял по этому вопросу постановление, которое обязывало начальников МПВО  городов и районов края привести укрытия полевого типа в надлежащее состояние, оборудовать новые укрытия и щели; восстановить работу групп самозащиты на предприятиях и в жилых кварталах, с организацией круглосуточных дежурств; своевременно оповещать население о воздушной тревоге [21].
26-28 апреля интенсивные бомбардировки продолжались. Несмотря на то, что в воздухе им противодействовали наши истребители, немецкие самолеты всё же прорывались в город и сбрасывали смертоносный груз, вызывавший разрушения и пожары. В этот день в Новороссийске были нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов  и командующий ВВС ВМФ С.Ф. Жаворонков, они  лично наблюдали за воздушными боями в небе над Цемесской бухтой  [22]. 
В мае ВТ раздавалась 74 раза, но таких ожесточенных бомбежек как в марте уже не было. Немецкие самолеты бомбили город всего пять раз, 3,4, 6, 7 и 8 апреля,  да и то сбрасывали  бомбы, где попало, в основном на пустоши.
3 мая  были сброшены 2-ве бомбы в районе Холодильника, одна угодила в море, другая в здание, разрушив его часть.
4 мая 3 ФАБ угодили в пустошь, жертв нет.
6 мая 10 самолетов с разных направлений сбросили 39 авиабомб и все на пустырь, 8-в Цемдолине, на склоны Маркотха и «Черепашки», 31 на пустырь в районе ц\з «Пролетарий». Зенитная артиллерия вела огонь, сделав 2000 выстрелов. Повреждения от налета были следующие, сгорела Преображенская церковь возле Мефодиевского кладбища расположенная вблизи горы «Черепашки» и было повреждено 2 дома в парке «А», жертв среди населения не было.
7  мая бомбы падали на   улице Ленина  они попали в д.№4- хозстройконтору, были разрушены склад и контора, ранен 1 военнослужащий и 1 лошадь, повреждено осветительной сети до 100 метров.
8 мая на город налетели 2 Ю-88 и сбросили 3ФАБ, две из них попали в жилсектор ц/з «Пролетарий», убито 3 и ранено пять человек. Больше в мае бомбежек не было, хотя воздушная тревога раздавалась ежедневно и даже по несколько раз в день [23].
В начале июня  вновь была проведена проверка подготовки городов к противовоздушной обороне. Оказалось, что подготовка подвальных помещений под газоубежища идет медленно по вине горисполкомов. Командный  пункт МПВО в Новороссийске был готов только на 35%. Отмечалось, что на базе местной промышленности организованно производство противогазовых масок и повязок, химикатов, фильтров  [24].
В июне 1942 года воздушная тревога  в городе раздавалась 31 раз, но налетов с бомбометанием не отмечалось. Вражеские самолеты проводили воздушную разведку Черноморского побережья. И это было тревожное затишье  перед бурей [25].
  2-го июля в 11ч. 17 м. произошел внезапный налет 25 Ю-88 и 20 Ме, в городе даже не успели объявить воздушную  тревогу.  Самолеты противника заходили звездно,  разновременно, и с пикирования бомбили  порт. Налет продолжался до 12 ч. 51 м. За это время порту был причинен значительный ущерб; разрушены причалы, затоплены военные суда, лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный», пароход «Украина», недостроенный пароход «Пролетарий», и теплоход «Кубань». Среди моряков были многочисленные жертвы. Начальник радиолокационной службы Новороссийской военно-морской базы был признан главным виновником случившегося и спешно расстрелян. Начальник штаба НПВО г. Новороссийска капитан Власенко в этот же день в тетради  «учета налетов самолетов противника и подаче сигналов ВТ» сделал следующие записи « учтено 66 ФАБ, из них 12 вода, 9 пустырь  в черте города; объекты бомбометания военсуда, 2 участка, в итоге затоплено 5 и повреждено 6 военсудов, рарушенно 12 кранов из них 6 капитально, повреждено 5 причалов, разрушено 11 жилых домов и 11 производственных строений, 1500 погонных  метров ж/д пути, 2 500 м связи, поврежден в 2-х местах кабель связи 200/2, разрушено 90 м галереи элеватора, 50 м водопровода, 8 ж/д вагонов,1 авто, троллей 90 м, на 2-х судах пожары» [26].
Трагедия, разыгравшаяся над городом 2 июля, заставила командование пересмотреть стратегию ПВО города и  усилить  наземные артиллерийские средства противовоздушной обороны. После этого случая воздушная тревога в июле месяце  в городе раздавалась ещё 80 раз, но только в трех налетах  были бомбометания 10 .11. и 15 июля.
10 июля в 10ч.40 м. над городом появилась группа из 5-ти самолетов Ю-88, они сбросили 12 ФАБ, из которых две попали в море, а две на пустоши.
11 июля город подвергся бомбардировке дважды в 17ч.47м. и в 18ч. 48м.
В 17ч.47 м. со стороны моря и Абрау-Дюрсо появились 5 Хе-111, по самолетам противника велся интенсивный зенитный огонь. Самолеты сбросили 6 ФАБ в район  3-й пристани и 4 ФАБ на Восточный мол, повреждений от бомбометания не было. Вечером этого же дня  в 18ч.48м. группа из 10 самолетов в составе 6-ти Ю88 и 4-х Ме появилась со стороны моря от Южной - Озереевки, сбросив 12 ФАБ из которых только 4-ре достигли цели , семь ФАБ упали на пустыре, 1 не взорвалась.  При налете 1 человек был убит, разрушен амбар порта №212, поврежден цементный пирс и док.
15 июля  в 17ч.16 м. со стороны Мысхако появилась на большой высоте (4500 м) группа самолетов из 6-ти Хе-111. Они сбросили 15 бомб, в результате разрывов было убито 12 и ранено 23 человека, повреждена  ж/д (45 м), 300 м связи и 100 осветительной сети [27].
  С 10 августа началась усиленная  бомбардировка Новороссийска, промышленная часть города горела несколько дней. Особенно сильные пожары были на железнодорожной территории, цементных заводах и в жилых кварталах. В борьбе с огнем не хватало людей и противопожарных средств.
В эти же  августовские дни на окраине Мефодиевского поселка на  горе «Черепашке» велось строительство бетонных сооружений под установку зенитных орудий – капониров. И 22 августа батарея впервые открыла огонь по противнику, приблизившемуся к городу на 8 километров.  Каждый день, с немецкой точностью в 20. 00. с оглушительным гулом на город  тучей налетали бомбардировщики. И маленькая зенитная батарея до окончания налета  вела с ними бой.  Еще одна зенитная батарея находилась в районе железнодорожной петли.
В составе НОР было всего 119 самолётов, поэтому в  августе авиация противника господствовала в воздухе, совершив 139 бомбардировочных налетов на город. В этих налетах участвовало 2 261 самолет.  На город было сброшено несколько тысяч бомб. И опять были многочисленные жертвы среди гражданского населения, 129 человек было убито и 168 ранено.
Морская авиагруппа в составе ВВС Черноморского флота отчаянно дралась в небе над Цемесской бухтой. Летчики показывали беспримерный героизм и отвагу. Только 19 августа летчики 62 истребительного полка сбили 19 немецких самолетов [28].
В этот же день ударная группировка противника перешла в наступление, нанося главный удар на Новороссийск. Так началась Новороссийская оборонительная операция. Теперь город не только ежедневно бомбили, но и обстреливали из пушек. Снаряды и бомбы рвались везде, на улицах, в домах, на склонах гор и в щелях. Разрывы происходили во всех районах города.  Теперь начальник МПВО  капитан Власенко фиксировал не только падение ФАБ но и отмечал разрывы  снарядов  на улицах города. Так  только за 29 августа им было отмечено  место падения и разрывов 394 снарядов, за 30 августа 21 ФАБ и 77 снарядов, 98 снарядов разорвались 31 августа из них, 28    снарядов на горе «Черепашке». В этот день немцы вели усиленный полутора часовой  обстрел  (с 13ч.27 м. до 14ч. 57 м.)   находящейся здесь  зенитной батареи.
1 сентября на город упали 53 ФАБ, и 142 снаряда, 2 сентября 44 ФАБ и 97 снарядов, 3 сентября 5 ФАБ и 103 снаряда, 4 сентября 56 ФАБ и 623 снаряда, 5 сентября 54 ФАБ и 791 снаряд, 6 сентября 88 ФАБ, все до единой упали на цементные заводы «Пролетарий» и «Октябрь» и 364 снаряда [29]. 
     В результате оборонительной операции нашим войскам не удалось удержать за собой большую часть города.  Но враг, понеся огромные потери, в живой силе и технике был остановлен на рубеже цементного завода «Октябрь».
14 марта 1943г., когда Новороссийск еще не был освобожден от неприятеля, Краснодарский Крайисполком вынес решение «О восстановлении местной МПВО в освобожденных городах и сельских местностях края». Это было вызвано тем, что за время оккупации Краснодарского края немецко-фашистские войска разрушили все укрытия и убежища индивидуального и коллективного пользования лишив население возможности укрываться от налетов вражеской авиации [30].
  18 мая 1943 г., выполняя директиву Главного Управления МПВО НКВД СССР от 30.04.43г. за №32/ 1085, Краснодарский Крайисполком принял   решение восстановить местную МПВО Новороссийска с подразделением – 66 человек. До освобождения города от немецко-фашистских захватчиков,  МПВО г. Новороссийска  предписывалось находиться в городе Геленджике, выполняя обязанности МПВО и этого города [31].   
Новороссийский штаб НПВО начал действовать в г. Геленджике с 1 июня 1943г. имея службы: медико-санитарную, противопожарную, противохимическую, аварийно-спасательную, связи, наблюдения и оповещения. Наблюдение за воздухом и городом велось круглосуточно. Рота МПВО,  несмотря на решение крайисполкома о штате  подразделения  в 66 человек, в наличии  имела только 25 человек [32].
   Оперативная группа МПВО в составе 18 человек прибыла в освобожденный от захватчиков  Новороссийск в 22 часа 16 сентября 1943 года. Штаб и остальной состав МПВО прибыли в город 23.09. 1943 года. Хотя МПВО непосредственно подчинили председателю горисполкома,  оно оставалось в подчинении отдела МПВО УМВД Краснодарского края. Штабу было приказано развернуть свою систему  на трёх участках: один - в первой, два - во второй части города.  В  оперативных сводках штаба МПВО в период с 16 по 30 сентября 1943 года говорилось: « В течение указанного времени налетов с бомбардировкой не было, появляются над городом разведчики, которые обстреливаются зенитным огнем, во всех случаях разведчики пролетали на высоте, при обстреле маневрировали, в большинстве случаев пролетали над портом» [33].
Однако МПВО не было развёрнуто в полном объёме. Это вынудило начальника МПВО предгорисполкома Осипова 27 сентября сообщить председателю Краснодарского Крайисполкома т. П.Ф. Тюляеву:
« Доношу, что согласно указаний ОМПВО НКВД за № 8-00267 от 22 сентября 1943г., в городе Новороссийске должно быть организованно три участка МПВО, с общим количеством 397 человек без комсостава.
В настоящее время  в МПВО города имеется 27 человек, из которых 7 человек работники штаба и 20 человек в участковых формированиях, из них 13 человек подлежит списанию по возрасту и здоровью и 7 человек может быть использовано в командах. В городе контингента для приписки нет, и в ближайшее время не предвидится, за исключением единичных случаев» [34].
Аналогичное донесение 29.09.1943г. направил начальник штаба НПВО г. Новороссийска капитана Власенко начальнику ОМПВО НКВД КК майору т. Станиславскому. В нем так же говорилось, что надежды на пополнение роты МПВО нет, так как на 25.09. 43 г.,  из  800 чел., вернувшихся в город, в основном были женщины  с малыми детьми. Из оснащения имелось две поломанные сирены, два комбинезона, около 10 противогазов, три неисправных ВДП, и два РДП, а хлорной извести и других дегазаторов не было. Из-за сильного минирования центра города и лучших зданий подразделениям МПВО пришлось разместиться по маленьким зданиям [35].
В октябре 1943 года развертывание системы МПВО города продолжалось по существующей до оккупации структуре состоящей из трех участков, 1-й в первой части города, 2-й и 3-й участки во второй части города на старых местах. Штаб города временно расположился на первом участке по ул. Парижской коммуны №19. Также велись работы по оборудованию КП во Дворце пионеров. Была установлена связь с КП «Базовая» района ПВО, и с городской телефонной станцией.
Основная работа велась на первом участке, где сосредоточился весь личный состав, установлено наблюдение за воздухом и подача сигнала воздушной тревоги. На остальных двух участках  имелась только охрана по два человека на участок для подготовки помещений.      С февраля 1944 года штабу МПВО был придан 434-й отдельный городской батальон МПВО-НКВД  [36].
  В 1944 году штаб МПВО г. Новороссийска проводил проверку готовности к противовоздушной и химической обороне важнейших предприятий города. Службы МПВО занимались ликвидацией пожаров, возгораний, отстройкой  укрытий, газоубежищ, обезвреживанием мин, снарядов, неразорвавшихся авиабомб, подготовкой населения к противовоздушной обороне. [37]В конце августа 1945 года начался переход городской системы МПВО на мирное положение. Приказом  начальника МПВО г. Новороссийска №34 от 23.08.45 г., отданном на основании директивы ГУ МПВО НКВД СССР за №32 от 26.07.45 г. из  434-го городского батальона МПВО и штабного взвода был демобилизован рядовой и сержантский состав в количестве 220 человек. [38]
Окончательно батальон МПВО был расформирован в 1960 году. А  в следующем,  местная противоздушная оборона была переименована в гражданскую оборону[39].
Библиографические материалы.

[1] МУАН.  Ф. р - 696.оп.1.предисловие к описи фонда Р-696..
[2] МУАН.  Ф. р - 696.оп.1.д.1. л.2.3.48.
[3] «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр. 34.
[4] Там же. л.39..
[5]  Там же . л.40.
[6]  МУАН.  Ф. р - 696.оп.1.д.1. л..3.4..
[7]  Там же. Л. 4.5.6.
[8] «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр.67.
[9]   МУАН.  Ф. р - 696.оп.1.д.1. л. 6-8.
[10]  Там же. Л. 8. 9.
[11]  «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр.108.
[12]   Ф. р - 696.оп.1.д.1. л10. 11.
[13] Там же. Л.12.13.
[14] Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр.192.
[15]  МУАН.  Ф. р - 696.оп.1.д.1. л14.
[16] Там же. Л .15-17
[17] Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр.210.
[18]  Ф. р - 696.оп.1.д.1. л18. 19.
[19] Там же. Л. 19-26.
[20] Там же. Л 26-35.
[21] «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр. 244.245..
[22] Там же . л. 248
[23] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.1.л. 36-41
[24]  «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр. 277.278..
[25] МУАН Ф. р - 696.оп.1.д.1. л41. 42.
[26] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.1. л. 43.
[27] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.1. л. 43-48.
[28] «Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг». Хроника событий. Книга первая. Краснодар 2005г. стр. 407.
[29] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.1. л. 50-66.
[30] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.2.  л.2.
[31] Там же . л .4.
[32] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.4. л.1.
[33] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.4. л.7.
[34] Там же . л. 5.9.
[35] Там же . л. 6.
[36] Там же . л. 5-8.
[37] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.6. д. 17. л. 3. л.12.
[38] МУАН.  Ф.р-696. оп.1. д.17. л.13. д.57. л34-37.
[39] МУАН.   Ф. р -8. д . 2037. л. 78.

Отредактировано Sergey (Сб, 16 Окт 2010 15:44:44)

2

Сергей Шило   
НЕПРИДУМАННАЯ ИСТОРИЯ

Сегодня, когда страна отметила 65-летие Великой Победы, каждая крупица знаний о подвигах советских людей, любая страничка воспоминаний об их повседневной жизни на фронте и в тылу, представляет для нас большую ценность. И эти строчки о простой и вроде негероической жизни Марии Сергеевны Ивановой – еще один ручеек, вливающийся в Реку Памяти о тех незабываемых годах.
Мария Сергеевна Иванова – ветеран войны, ветеран труда, награждена орденом Материнская слава, и с полным правом  носит эти почетные звания. К тому же она одна из немногих жительниц,  переживших  все ужасы  немецкой оккупации  г. Новороссийска . 
Родилась М.С. Иванова 14 марта   1920 года в Алтайском крае, в селе Вознесеновка Родинского района. В 1924 году её родственники перебрались на Дон, а затем в 1936 г. поселились в пригороде Новороссийска - в станице  Раевской.   Трудовую деятельность Иванова начала 16-летней девчонкой в Раевском колхозе.  Затем решила работать в городе, и, получив  паспорт,  сначала пыталась  устроиться на Холодильник.   На худенькую девчонку посмотрели свысока и сказали, что не справится. Пришлось Марии пойти на Каботажную пристань, где её встретил главный диспетчер Петр Хаджинов.
В то время  начальником Каботажной  пристани   был некто Винник и его хозяйство было грузопассажирским.  На Каботаже находился морской пассажирский вокзал,  здесь швартовались  теплоходы «Грузия», «Абхазия», «Аджария», «Крым» и «Украина». В билетной кассе, обслуживая пассажиров теплоходов, работала Лиза Коккинаки - сестра знаменитого летчика. На пристани работали 3 бригады грузчиков.   Частенько становился на разгрузку и погрузку сухогруз-пароход «Пестель». На пристани  было семь  продовольственных складов, один из них №7 - военный.  Кроме складов имелась  столовая для рабочих с тремя официантками и ресторан. А рядом  с Восточным молом располагалось двухэтажное здание поликлиники  и механические мастерские.
Оформление Марии на работу не заняло много времени, и вскоре девушка уже трудилась уборщицей в каботажных складах. Жила на квартире вместе с хозяйкой, где   ее койка  стояла рядом с   хозяйской.
Затем  М. Иванова получила квартиру в доме, принадлежащем порту, по улице Морской  в 6-м доме водников. Собственно, не квартиру даже, а маленькую комнатку на четвертом  этаже № 114. В 1939 году крановщик Каботажной пристани Скиба уходил на пенсию, и П. Хаджинов предложил Маше  работать крановщицей. При управлении порта она  окончила курсы и после стажировки стала работать на немецком кране  DUМАХ. Сначала боялась:  все-таки 30 метров высоты, но потом была счастлива оказанным ей доверием.
И вот грянула война. Все отправились на фронт. Первыми ушли грузчики, все три бригады. Диспетчер Петр Хаджинов  также ушел в партизаны вместе со своей семьей (жена Рая и два маленьких сынишки).  Ушли на фронт и все работники гаража. Затем отправились в военкомат приемосдатчицы и сама Мария.  Помнит, как военком позвонил куда-то и сказал, чтобы  Иванова возвращалась на работу, так  больше нужна была в тылу. В гараж вместо убывших взрослых стали принимать подростков 14-15 лет. Им приходилось работать на электро и автокарах. Обстановка была, наверное, еще  хуже,  чем на фронте. Бомбили через каждые 15-20 минут. Вместо грузчиков в порту использовали рабочий батальон, в котором  большинство  были азербайджанцы.
В те годы Новороссийским начальником штаба, а затем и начальником Новороссийской военно-морской базы  был Г.Н. Холостяков. Очень часто он со своими непосредственными подчиненными бывал на Каботажной пристани, руководя погрузкой военных грузов.
Выполняя свои служебные обязанности в начале августа 1942 года, она познакомилась с  Г.Н. Холостяковым.  М.С. Иванова вспоминает, что Г.Н.Холостяков просил и настраивал  всех оставшихся на Каботажной пристани работать до последнего. Да и у всех  была уверенность, что город  ни за что не отдадут врагу. В память врезался и запомнился Марии на всю жизнь один случай. Летом 1942 г.  на Каботажной пристани грузились десантники. Молодые крепкие ребята отправлялись в Севастополь. Погрузка прошла хорошо и корабль ушел в море, а через два дня вернулся назад  со страшным грузом… Тела матросов были разорваны на куски, и рабочим порта приказали их выгружать в подошедшие полуторки. Люди были в оцепенении, и никак не могли справиться с этим состоянием. Что случилось с моряками – бомбежка, несчастный случай – никто не говорил. Тогда Г.Н.Холостяков распорядился всем выдать по «чекушке» водки, и выгрузка началась. Останки матросов возили на кладбище, расположенное на Солнечной. Полуторки делали много рейсов, и дорога стала красной от крови.
В первые сентябрьские дни, когда фашисты штурмовали город, обстреливали и бомбили  порт,  работы было много. Несмотря ни на что, порт продолжал  функционировать. Нужно было успеть загрузить эвакуируемое оборудование, боеприпасы, продовольствие, людей. Погрузка кораблей продолжалась и день и ночь. 6 сентября 1942 г. подошли 2 подводные лодки, которые приходилось грузить вручную и  таскать тяжелые мешки с мукой и ящики со снарядами для севастопольских партизан. Особенно усиленно погрузка производилась ночью, когда ослабевали налеты фашистских стервятников.
В этот же день  в город прорвались немецкие танки, и бои шли практически в центре города, у хлебозавода. Ночью  грузили последние пароходы и подводные лодки. 
Рано утром 7 сентября все оборудование, техника, склады с  оставшимися  боеприпасами и продуктами были заминированы и взорваны. Каботажная пристань горела. В городе шли ожесточенные бои.
М.С Иванова стала  очевидцем многих  событий. После подрыва  пристани Мария Сергеевна оставалась в своей комнатушке, так как эвакуироваться даже на противоположный берег Цемесской бухты было уже не на чем. 
8 сентября, ближе к вечеру   появились  немцы. Они приехали на мотоциклах с закатанными до локтей рукавами. Фашисты обшаривали квартиры в поисках раненых солдат и партизан.   Марию Сергеевну избили и выбросили на улицу.  В  грязном  подвале  на улице Губернского, вспоминает Иванова, они  (12 человек, из них трое детей) прятались до  августа 1943 года.   Питались отходами  немецкой кухни.  Воды не было, и если удавалось набрать из лужи, то это считалось за счастье. Когда не было и такой возможности, матери смачивали губы детей собственной мочой. Все обитатели подвала опухли от голода.
Когда с 3 на 4 февраля началась  высадка десанта, земля в Новороссийске дрожала от разрывов бомб и снарядов. Перед самым освобождением города 17 августа 1943 года  оставшихся в городе мирных граждан и, в том числе, М.С. Иванову и ее товарищей по несчастью погнали в Раевку.  На улице Колхозной находился полицейский участок. Здесь Иванову «признали» партизанкой, и два полицая повели на допрос к немцам. Фамилию одного из полицаев она  запомнила - Галушко.  Начались пытки с целью узнать информацию о партизанах.  Рвали ногти на ногах, давили стопы, затем так ничего и не добившись, залили  ноги Марии кислотой… Потом она  долго лежала на соломе с адской болью. Когда пришли наши войска,  Иванову спасли две санитарки. Они вывели ее из дома и спросили:    « Сколько вам лет, бабушка ?». Мария ответила, а они наверно подумали, что   женщина сошла с ума.  А когда взглянули на её  чудом сохранившийся паспорт, то у медработниц вырвалось: «Что они с вами сделали!». После  освобождения М.С. Иванова  долго лечилась в госпитале.
В освобожденном Новороссийске  все было разрушено, и нужно было восстанавливать город. После работы все оставшиеся в городе жители  шли следом за саперами и засыпали котлованы…


М. С. Иванова. 1939 г.












Сведения об авторе:

Шило Сергей Степанович, краевед, член НГИО - новороссийского исторического общества.  andro-91@mail.ru

3

При строительстве дачи в Широкой балке были найдены немецкие разломанные жетоны Имеют ли они какую-либо нужность и ценность?

4

Sergey, доброго времени суток.мой дед Фатин Иван Никифорович боец партизанского отряда Гроза,считался пропавшим безвести.по расказам их готовили в Краснодаре к заброске в район глебовки.по послевоенным данным все числились пропавшими,вышел только командир группы,фамилия кажется Васин. По ОБД Мемориал Фатин И.Н. похоронен в пос.Абрау-Дюрсо в братской могиле в летнем парке.Я приезжал на могилу,но фамилии деда там нет.Если можете помочь,буду благодарен за любую информацию. С уважением,Владимир.
.


Вы здесь » Черноморский вестник » История городов края » НОВОРОССИЙСК В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ


бесплатные форумы